Arhitektuuriline illustratsioon, kus pildi keskel on jalakäijate tee, kus kõnnivad inimesed; paremal on lai punase kattega rattatee ja kõige vasakul piilub autotee. Kõigi teede ümber on mitu meetrit rohelust, muru ja kõrghaljastus. Tänava ääres paistab kohvik. Pilt kirjeldab, milline näeb välja inimkeskne ja segakasutusega linnaruum, kus tähelepanu keskpunktis on ratturid ja jalakäijad.
Back

Потенциал пространства смешанного использования в Таллинне

25.03.2024

Разностороннее проектирование частей города и кварталов помогает смягчить острые проблемы городов, такие как автомобилизация, одиночество, проблемы со здоровьем, большое воздействие на окружающую среду и исчезновение малого бизнеса.

В городском пространстве смешанного использования (mixed use) наслоились и бок о бок существуют коммерческие, бытовые, культурные, институциональные и другие площади, обслуживающие жизненные цели. Это означает, что на одной территории можно жить, работать, водить ребенка в детский сад, ходить в парикмахерскую, наслаждаться художественными выставками и сталкиваться с соседом в кафе.

Среда, которая обслуживает несколько различных видов деятельности, не только практична, но и более устойчива во всех отношениях, чем разрозненный город, где жители ежедневно курсируют между разными частями города.

Смешанное использование позволяет:
– более устойчивое использование ресурсов;
– создавать среду, с которой всем будет легче взаимодействовать в соответствии с интересами и потребностями людей;
– способствовать возникновению социального пространства;
– способствовать езде на велосипеде и ходьбе пешком, в том числе улучшать здоровье населения.

Такое наслоение, которое ставит разнообразие на первый план, не следует путать с наложением, которое объединяет идентичную функцию.1 аким образом, противоположностью смешанного использования являются, например, торговые деревни, спальные районы и концентрированные бизнес–кварталы, где большую площадь объединяет только одно общее – здесь может быть расположено много офисов разных компаний, но все они являются офисами.

В такие зоны в основном направляются только для одной цели – будь то работа в бизнес-часы, покупки чего-либо конкретного или необходимости есть-спать, но в другое время там просто нечего делать. Это неизбежно приводит к ситуации, когда люди вынуждены ежедневно ездить из одного конца города в другой – причём, при отсутствии удобного общественного транспорта или велосипедной дорожки делать это на машине.

Велосипед уже давно изобретён

С исторической точки зрения смешанное использование не является чем-то новым – большинство городских центров представляют собой городские пространства смешанного использования. В Средние века границей города была городская стена, внутри действовали рынок, ратуша или церковь, и были сосредоточены различные общественные функции, такие как школы, торговля, производство и проживание. Всё это существовало в смешанном виде. Смешанное использование отошло на второй план, в основном с индустриализацией в 19–20 веках, когда производительность труда росла, сельские жители переселялись в город, что привело к оживленной городской экспансии.2 С популяризацией автомобилей сформировался современный пригород, для которого характерны зоны частных домов на одну семью. Со временем крупные предприятия были перемещены за пределы города из-за загрязнения, а торговля также сосредоточилась в отдельных комплексах вдали от центра города. Так стали формироваться различные зоны.

Если сначала казалось удобным, что подобные функции собираются вместе в одном месте, то теперь стало ясно, что рассеянный в пространстве город порождает поездки на работу, что приводит к росту числа автомобилей. Однако зависимость от автомобиля не является жизнеспособной ни в экономическом, ни в социальном смысле и разрушительна для окружающей среды. Также такой город не поддерживает психическое и физическое здоровье людей. 3 4 Многофункциональные застройки предлагают решение этих проблем, будучи, как правило, более ориентированными на человека, живыми и динамичными городскими пространствами.

В качестве лучших зарубежных практик можно изучить район Вобан во Фрайбурге, Германия, или любой из некоторых шведских примеров – район Сёдермальм в Стокгольме, район Акер-Брюгге в Осло или район B001 в Мальмё. Ближе всего к нам находится район Каласатама, который является примером современной застройки в Хельсинки.

В Эстонии нет хорошего образца многофункционального использования. Если рассматривать центр Таллинна вместе с окружающими его кварталами, то они скорее сгруппированы по функциям – в центре города, прежде всего, торговые центры, отели и офисы. Кварталы для проживания, такие как Кассисаба, Уус-Мааильм, Кадриорг, сосредоточены вокруг центра города. Исходя из их размеров, красивого многофункционального городского пространства тут не просматриваются.

Если же подумать о Таллиннском золотом круге, то есть о волостях вокруг столицы, или о Мустамяэ, Ласнамяэ, Ыйсмяэ, то обилие функций сближает их еще больше. Однако жители этих районов ездят на работу, в школу, в детский сад, в магазин и наслаждаются культурой всё-таки в центре города. 5

«Если город как среда обитания не предлагает свободы выбора способа, скорости или средства передвижения, если все необходимое не находится под рукой, город теряет преимущество перед другой средой обитания. Подготовленный весной прогноз по миграции и народонаселению Таллинна уже показывает, что переезд из Таллинна в сельскую местность набирает обороты», — пишет руководитель команды Таллиннского стратегического центра по созданию пространств Кайди Пыльдоя.6

Городское пространство как место встреч

Улица также является важным местом встреч, которое заставляет людей общаться друг с другом. Жизнь людей становится все более приватной – личное жилье, личный автомобиль, личный офис становятся все более распространенными, что параллельно приводит к росту одиночества. 7

«Ходить пешком означает гораздо больше, чем просто передвигаться пешком», — утверждает датский архитектор Ян Гель в книге «Города для людей». Пешеходное движение – это не просто средство передвижения, оно дает возможность общаться, собирать информацию и получать опыт, получать удовольствие от пребывания на свежем воздухе, необходимые ежедневные физические нагрузки и другие приятные развлечения и приключения.

Поощрение прогулок и езды на велосипеде также полезно для бизнеса. 8 Человек, передвигающийся по улице, любознателен и открыт для переживаний, он устанавливает контакт с окружающей средой. У него есть возможность остановиться в любой момент и легко зайти в магазин или кафе.

Благодаря многофункциональному городскому пространству люди, которые в противном случае крутились бы в разных местах, сталкиваются друг с другом – это расширяет социальный кругозор и уменьшает изоляцию. Сотрудники, посетители и жители также социализируются друг с другом, что обеспечивает основу для рождения разнообразного сообщества.9 Чем больше контактируют члены различных социальных групп, тем больше доверия и уважения друг к другу и меньше предрассудков.10

В то время как в бизнес-кварталах день заканчивается в 17 часов дня, в многофункциональном помещении тренажерные залы, кафе и бары открыты допоздна, что, в свою очередь, означает, что люди там перемещаются дольше, и поэтому районы более безопасны.

Недостатки так называемого расчлененного городского пространства, состоящего из многофункциональных зон, стали особенно заметны во времена коронавируса, когда обеденные заведения и небольшие предприятия в офисных районах боролись за выживание, поскольку в офисах делать было особо нечего, целые районы обезлюдели, клиенты исчезли.

Продуманное многостороннее пространство

При планировании района смешанного использования важно составить карту того, что уже есть в районе, а чего не хватает. В случае с Хундипеа у нас есть большое преимущество – мы планируем большую площадь практически с нуля и можем исходить из того, какие функции и в какой пропорции нужны району. Например, на полуострове Копли много жителей, но сравнительно мало рабочих мест – так что мы отводим около 60% площадей под нужды бизнеса и 40% для жителей. Первое исследование заинтересованных групп Пыхья-Таллинна в сотрудничестве с Центром прикладной антропологии показало, что не хватает доступа к морю и доступности обычных услуг, таких как места для отдыха и занятий спортом, различные продуктовые магазины и, даже парикмахерские. Конечно, в Хундипеа также будут своя школа и детские сады.

Привнося в этот район различные функции, мы надеемся вдохнуть новую жизнь не только в сегодняшнюю промышленную зону, но и в Пальяссааре в целом. Новый центр, который появится в течение двух ближайших десятилетий, принесет в этот район различные услуги, сейчас доступные только в центре города. Для всего городского пространства, помимо разнообразия функций, также важно разнообразие населения. Для этого мы планируем жилые помещения в разных ценовых диапазонах. Конечно, в Хундипеа будут не только «эксклюзивные приморские квартиры». Даже работающий в школе учитель мог бы позволить себе жить на соседней улице, а не ездить каждое утро на работу из другого конца города.

Благодаря цифровому «близнецу» мы можем планировать, основываясь на исследованиях, а затем отслеживать, какую инфраструктуру и где разместить, чтобы обеспечить максимальное удобство структур и объектов и практичность для жителей. Если мы видим, что какой-то район впадает в застой или, наоборот, в чем-то есть перекос, его можно перепланировать и гибко преобразовать городское пространство.

  1. Sim, D. Soft City: Building Density for Everyday Life (2019) ↩︎
  2. Silm, S. (2005) Tallinna linnaruumi funktsioonide ruumiline ja ajaline jaotus kesklinnas: vanalinna ja südalinna võrdlus ↩︎
  3. Hamidi, S., et al (2018) Associations between Urban Sprawl and Life Expectancy in the United States
    ↩︎
  4. Bruntlett, M., Bruntlett, C (2021) Curbing Traffic: The Human Case for Fewer Cars in Our Lives ↩︎
  5. Silm, S. (2005) Tallinna linnaruumi funktsioonide ruumiline ja ajaline jaotus kesklinnas: vanalinna ja südalinna võrdlus ↩︎
  6. Põldoja, Kaidi (2023) Kaidi Põldoja: tänavad on rohkemat kui linnast läbi liikumise koridorid, ERR.
    ↩︎
  7. Gehl, J. Cities for People (2010) ↩︎
  8. Schneidemesser, D., Betzien, J. (2021) Local Business Perception vs. Mobility Behavior of Shoppers: A Survey from Berlin ↩︎
  9. Sim, D. Soft City: Building Density for Everyday Life (2019) ↩︎
  10. Powers, S. L., et al (2022) The power of parks: How interracial contact in urban parks can support prejudice reduction, interracial trust, and civic engagement for social justice ↩︎